Дагестанское резное дерево

Многообразие культурных и художественных традиций Дагестана связано с этнической дробностью, в свою очередь порожденной сложностью природно-рельефных условий, а также непростой историей края. Прикаспийская низменность издавна привлекала и путешественников, и завоевателей, и кочевые народы как самый удобный путь, связывающий Восточную Европу с Передней Азией.

Это были скифы, сарматы, аланы, гунны, хазары и др. Часть их оседала на территории Дагестана, смешивалась с местными племенами, привнося в их культуру свои обычаи и художественные традиции. Позднее Дагестан пытались подчинить себе персы, арабы, турки-сельджуки, татаро-монгольские завоеватели, Тамерлан, "гроза вселенной" Надир-шах. В разные эпохи Дагестан входил в состав таких государственных образований, как Кавказская Албания и Хазарский каганат.

И все же Дагестан не был своеобразным "котлом", в котором на протяжении веков смешивалось все и вся. Дагестанские народы, пройдя через сложную, подчас трагическую историю, смогли сохранить свой неповторимый облик, язык и самобытную культуру. Для происходящих здесь этнокультурных процессов характерны непрерывность, глубинная связь с древнейшими пластами духовной жизни народа, а также способность впитывать, казалось бы, инородные элементы пришлых культур, не нанося при этом ущерба тому субстрату, что определяет суть, феномен именно дагестанской культуры. Это убедительно доказывается последними данными таких наук, как история, археология, этнография, фольклористика и языкознание.

Художественная резьба по дереву - одна из уникальных форм народного творчества, связанная с бытовым искусством дагестанцев. В древности дерево для горца было самым доступным материалом, о чем говорят деревянные формы самых разнообразных предметов: солонки, жаровни, сосуды, восходящие к глиняным прообразам. Археологический материал, сведения античных, средневековых авторов и местные предания говорят о несравненно широком распространении лесов в Дагестане.

Деревянные предметы сыграли решающую роль в формировании интерьера древнего жилища. Исследователи архитектуры Дагестана (Бакланов Н.Б.; Мовчаи Г.Я.; Хан-Магомедов СО.; Гольдштейн А. Ф. и др.) говорят, что формирование типов интерьера длилось десятки веков, вызвало к жизни разнохарактерные, оригинальные интерьеры: аварский («гидатлинский), лезгинский («цахурский»), даргинский («кайтагский»), табасаранский и др.

Резное дерево Дагестана - один из ярких видов традиционного ремесла, народного декоративно-прикладного искусства и художественных промыслов.

Исследователями были отмечены многие особенные черты творчества мастеров-резчиков Дагестана. Так, была замечена значительная общность традиций художественной обработки дерева и камня. Дагестанская резьба по дереву тесно переплетается с резьбой по камню на всех этапах развития. В то же время это самостоятельный вид ремесла.

 
Широкое распространение лесов в прошлом, относительная легкость обработки такого материала, глубинные исторические традиции ремесел издавна способствовали применению деревянных деталей в архитектуре, в быту почти всех народов горного Дагестана. Богатство местных лесов стало основой ремесел резьбы. Отсюда и локализованность центров резьбы в местах, богатых лесом (Кайтаг, Табасаран, Гидатль и др.). Однако этого фактора было недостаточно, и в формировании таких традиций большую роль сыграли исторические традиции художественной резьбы по дереву, развитие которых хорошо прослеживается и по материалам Х-ХVII веков.

В XIX в. были широко известны как центры обработки дерева аварские села Мачада, Гилиб, Голотль, Верхнее Инхело, Тлох, ругуджинские и куядинские хутора, села Кулла, Бацада. В даргинских районах известны селения Бакни, Махаргимахи, кайтагские села, расположенные в лесистой зоне (Тама, Адага и др.). Славились своей работой резчики табасаранских сел Гумми, Ханаг, Ругудж, Хурик и др. Мастера южнодагестанских сел Лучек, Ихрек, Мюхрек, Рутул также известны в этот период своим мастерством изготовления деревянных изделий.

Ассортимент изделий резчиков был разнообразен. Славились мастера по дереву, которые изготавливали «малые» формы: мерки, поставцы, солонки, кружки, ступки, подносы, корыта, черпаки, ложки, вилки и т. д., мебель: закрома, лари, лежанки, спальни, кресла, стулья, табуретки, сундуки, тумбочки, а также архитектурные детали: дверные и оконные коробки, створки ворот дверей, окон, лоджии, веранды, балконы, консоли карнизов, деревянные опорные столбы и др.

Расцвет искусства художественной обработки дерева падает на вторую половину XIX века. В это время были окончательно выработаны и доведены до высокого художественного совершенства основные деревянные элементы фасада и интерьера жилого дома. Подбалки, коробки ворот, окон, деревянные лестницы, подъемные ставни лоджий, декоративные вставки в кладку фасада, деревянные прокладки стен, многочисленные предметы домашнего обихода (лари для зерна, детские кроватки-люльки и т. д.) украшаются пышной орнаментальной резьбой. По всему Дагестану мастерами увлеченно варьируются формы традиционных типов деревянных столбов и ларей, связанных с интерьером жилища.

Приверженность исторической традиции становится важнейшим элементом творческих исканий народных мастеров XIX века. Влиянием исторической традиции объяснялось, например, то, что в лезгинской архитектуре, в отличие от соседней табасаранской, где орнаментальной резьбой, как ковром, покрывались широкие плоскости деревянных коробок окон, развился главным образом «штучный» орнамент в виде розеток, украшающих то или иное важное в художественном отношении место детали.

Cвязь с исторической традицией проявлялась не только в декоре, но и характере многих изделий: деревянных деталях, изготавливаемых для оформления архитектурного фасада, опорных столбах, в закромах, ларях, других видах мебели. Из исторической «глубины» наследуются и многие техники резьбы.

XIX — начало XX вв. характеризуется развитием народных начал в искусстве резьбы по дереву. Именно в это время в кухонной утвари, деревянных сосудах для измерения и хранения сыпучих тел и жидкостей появляется огромное разнообразие вариантов форм и декора. Масштабы строительства и эволюция жилища приводят к интенсивным поискам и находкам бесчисленных вариантов традиционных типов столбов и ларей, в особенности связанных с интерьером жилища. Обилие вариантов заметно в композициях декора. Мастера стремятся к выявлению всех декоративных возможностей известных еще в раннюю эпоху узоров. Дело в том, что существенной чертой народного искусства является варьирование его творцами устойчивого числа схем декора, превратившихся в канон творческой практики.

Во второй половине XIX в. заметно и другое. В условиях роста спроса мастера упрощают резьбу, применяют различные краски, нередко дающие необычные сочетания рисунка с фоном. Новая эстетика красоты побуждает мастеров делать особый акцент на яркости декоративного убранства вещи.

Известно, особую значимость приобретают социальные условия, в которых функционирует художественная традиция. Только увеличением числа и состоятельности заказчиков можно объяснить появление в XIX в. архитектурного декора жилья, подчас равного стоимости всего остального дома. Такой декор осознавался заказчиком как мерило и признак его собственного богатства. Хозяин дома таким образом пытался создать на фасаде жилья знак-символ достатка и благополучия. Такой интерес состоятельных заказчиков способствует развитию трудоемких техник резьбы, разнообразного декора.

Ситуация в художественных ремеслах обработки дерева начинает несколько меняться в конце XIX — начале XX века. Изменения связаны с интенсивным развитием товаро-денежных отношений, разделением труда, социальным расслоением общества, все более частым обращением зажиточных слоев, новой элиты к городской культуре, а также распространением фабричной утвари и новых технологий обработки дерева.

В начале XX в. особую престижность на селе приобретает городская культура. Заметная сложноструктурность города как населенного пункта, средоточие в нем технических достижений общества и ряд других факторов способствуют формированию среди сельского населения представлений о преимуществах его культуры, эстетики.

Особенно восприимчива к новациям, идущим из города, новая сельская элита. Стремясь самоутвердится и в чем-то опередить старые влиятельные сословия (потомки феодальных классов, управленцы сельских обществ и др.), они активно перенимают элементы европейской культуры, формируя у подражающих им нижестоящих социальных групп новые эстетические представления. Поэтому не удивительно что «жители старого дома не ценят его художественные достоинства. Эти процессы приводят к тому, что, несмотря на возросшие возможности мастеров-резчиков, все меньшее развитие в этот период получает богатство выразительных средств художественной обработки дерева.

Городская культура оказалась наиболее существенной причиной начавшегося упадка художественных ремесел резьбы. Деревянная резьба почти полностью исчезает из народной архитектуры. А орнаментика приобретает типичные для периода упадка витиеватость, сухость и ригоризм. Кроме того, в резьбе начинает применяться пестрое раскрашивание масляными красками, отчего резьба теряет четкость. Орнамент измельчается в формах. Мастера часто удовлетворяются простыми геометрическими схемами.

Отход от традиций проявляется и в том, что начало XX в. дает большое число примеров свободной «творческой игры» мастеров с материалом. Например, мастера изготавливают из дерева даже водоносные кувшины, подойники, повторяющие формы медных, керамических изделий. Стремление мастера создать что-то необычное (то, чего другие не делают) нередко становится источником творчества, а новая вещь — мерилом «красоты» нового времени. Творческая игра самодеятельного характера заметна и тогда, когда в резьбе по дереву декоративное решение превращается в самоцель. «Живописный», «ковровый» стиль убранства часто настолько усложняется, что теряет былую монументальность и привлекательность.

В конце XIX — начале XX века в резьбе по дереву широкое признание получают заимствованные техники и декор. Это наборный орнамент типа закавказского «шебеке», ажурная, пропильная резьба, применяемая в новой архитектуре (навесные балконы и др.) и заимствованная из городского искусства Грузии. В архитектуре начала XX в. распространяются заимствованные из городского искусства филенчатые окна, двери. В это же время в ряде южнодагестанских сел появляется роспись по дереву, заимствованная из традиций городского искусства Закавказья

Формы больших и малых предметов, конструктивно родственных между собой, более всего выражены в предметах аварского интерьера. В них всегда обнажен каркасный принцип сооружения; един принцип орнаментации по лицевой стороне. Каркасный принцип сооружения ярко выражен как в зернохранилищах, предметах мебели, так и в поставцах и других малых формах - емкостях. Лицевая сторона характерна декору почти всех предметов из дерева. Декор обращен в пространство интерьера, то есть к духовному миру горца - земледельца, который был и создателем, и потребителем искусства.

Рассмотрим содержание мотивов резного дерева в опоре гидатлинского интерьера. Общий центр композиции декора ларя-цагура составляет четырехметровая по высоте и ширине опора-пилястр с гигантскими метровыми лучевыми розетками глубиной резьбы до 4 см, образующая единую плоскость с резной стенкой. Трехъярусная композиция его со сплошной резьбой в 24 мотива служит фоном для опоры. Средний ярус резной стенки несет окна, для доступа воздуха к содержимому зернохранилища.

Главным мотивом в декоре деревянного дивана, обычно стоящего между цагуром и открытым очагом в центре зала, служат розетки, завершающие все 4 стойки дивана.

Примерно в XVII в. появляется пристенной очаг (камин). Неподвижный ларь заменяет подвижный с трехъярусной композицией в резном уборе передней стенки. В среднем ярусе три окна, обрамленные гофрированной лентой и большими розетками между ними. Вместе с розикямп фриза их число доходило до 30. Другое зернохранилище типа «кам» имеет на фасаде две настоящие и три ложные декоративные дверцы. Все несут крупные розетки.

Доминирующая многолучевая розетка украшалась прямыми и спирально-косыми лучами, крестообразной четырехветковой спиралью или шестиветкрвой с миндалевидными лучами. Многолучевые розетки великолепно сочетались со строчными мотивами, образуя сложные зоиалыю-концентрические композиции.

Характерный для изделий аварских мастеров орнамент - плетенка, двухлепточный жгут, соединение по принципу «цени», т.е. без промежуточных узлов. Техника резьбы применялась самая разнообразная - от штриховой до глубокой в 3-4 см. Чаще всего комбинированная.

 Плоская опора с валютообразпым завершением являлась центром не только всего резного декора, но и всего интерьера. Фронтальное изобразительное решение опоры, его богатырские размеры придавали столбу-пилястру символическое содержание и эпический характер. Он как бы господствовал над всем пространством однокамерного жилища.

Исследователи справедливо видят в основе силуэта опоры древний символ божества земледельцев - Великой матери природы (Мовчан Г.Я.; Гольдштейн А.Ф.; Дебиров П.М.). Это подтверждают наскальные рисунки и валютообразные фигуры на керамике бронзового века, материал по фольклору и мифологии дагестанцев (Котович В. М.; Халидова М. Р..; Алихапова А. и др.)

Позднее предметы из резного дерева приобретают более декоративные формы. Постепенно теряется прежняя органическая связь художественной формы и резьбы с интерьером жилища. Мастера ищут новые, более эффективные приемы резьбы. Распространяется ажурная (просечная) резьба, которая часто приобретает накладной характер, т.е. закрывает декорируемый участок. Такие лари изготовляются в с. Бацада (Гунибский район). Мелкая резьба по предварительно окрашенной в черный цвет поверхности широко применяется мастерами из с. Голотль (Советский, ныне Шамильский район). В с. Ругуджа (Гунибский район) резные деревянные изделия, особенно среднего и мелкого масштаба (корыта, подносы круглые и прямоугольные поставцы, треногие табуретки и др.), раскрашиваются масляными красками. Применяются мотивы растительного стиля. Товарный характер приобретают ругуджинские и куядинские поставцы и мерки. В продаже появляются крупные и мелкие предметы, точенные на станках - ручных, ножных и с водяным приводом. Во всех аварских селениях можно встретить точеные круглые тазы в диаметре более одного метра, изготовленные на станках с водяным приводом, из цельного кряжа ствола, изготовленные на станках. В рассматриваемое время (начиная с XX в.) раскраска глубокой резьбы с растительными мотивами встречаются на дверях и окнах не только в богатых домах, но и в домах среднего достатка.

К художественной обработке дерева относится и весьма оригинальное искусство унцукульцев -насечка металлом по дереву. Самыми ранними изделиями здесь были курительные трубки. Они делятся на пастушечьи и для продажи. Трубки первой группы, вернее сам корпус для набивания табака, до сих пор встречается в тайниках в пещерах вокруг с. Унцукуль. Их декор и техника позволяют думать, что прототипы их были глиняными и инкрустировались белой пастой как древние керамические мелкие изделия черного цвета.

Для изделии ХIХ-ХХв. (палок,тростей, стеков, трубок, кнутовищ, портсигаров и др.) применяется древесина кизилового дерева, которая в изобилии имеется в с. Унцукуль. Рисунок наносится с помощью циркуля и шила. Узор выполняется десятками тысяч точных движений рук мастера: вклиниванием ленты мельхиора, срезанием концов ударом молотка доходящих иногда до 30 тысяч операций. Широко применяется и разрабатывается тип отвесной композиции, которая хорошо гармонирует с формой палок и тростей.

Именно трости, палки, стеки, трубки и табакерки стали тем ассортиментом, который вывел унцукульское искусство за пределы Дагестана и Кавказа. Оно известно во Франции, Англии, Германии и Америке. Известный мастер-унцукулец Магомед Юсупов имел мастерскую в Америке до 1914г. Такими же предпринимателями были мастера Хасбулат Магомедов, Магомедали Хожол, Магомед Тутумилав, совершавшие поездки в Азию, Европу. Америку. Это способствовало расширению применяемого сырья - использованию абрикосового дерева и красителей для тонирования изделий.

Орнамент изделий был чисто геометрического стиля. Ведущими схемами фигур становятся окружность и своеобразный завиток, который в виде заштрихованных лент образует всевозможные замкнутые композиции. Есть и самостоятельная сетчатая композиция (жубараб), состоящая из заштрихованных квадратов, ромбов. Часто применяются круги из металла, кости, рога. Сами гвоздики, укрепляющие вставки, выступают как точки, образующие элемент мотива. В целом светлый узор на коричневом фоне выглядит весьма эффектно.

Применяется техника и другого рода: узор наносится на палку трости при помощи выжигания черных точек и линии на кремоватом фоне. Изделие затем полируется, покрывается прозрачным лаком.

Современные изделия унцукульского искусства - это подарочные, музейные и выставочные заказы. Предметы сравнительно большие и сложные: вазы, винные сервизы, туалетные столики, тарелки, подсвечники, пудреницы, женские украшения, реже - ступки, поставцы, ковши, мерки и другие изделия, не выходящие за рамки сувенирной индустрии.