Дагестанская керамика

Дагестанцы с незапамятных времен стали использовать природные материалы для изготовления предметов домашнего обихода. Горцы превратили простую глину в уникальные произведения искусства, которые отражают их богатый духовный мир, их связь с окружающей природой и вызывают искреннее восхищение.

Керамическое производство в Дагестане является одной из самых древних отраслей кустарного производства, начало его зарождения относятся к эпохе неолита. Образцы самой ранней керамики, (VI-V тыс. до н.э.), обнаружены в Гунибском районе (Чохское поселение).

Более совершенной является т.н. гинчинская керамика, найденная в Шамильском районе (IV-II тыс. до н.э). Эта керамика имеет тонкий черепок, правильной формы и простой декор в виде тонких процарапанных линий и налепов в форме рогов.

Примерно в III тыс. до н.э., керамическое производство совершенствуется, что было связано с появлением гончарного круга и высоким качеством обжига.
 В I тыс. до н.э. – в эпоху железного века – начинается изготовление крупных сферических сосудов, предназначенных для хранения зерна и жидкости. Такие сосуды нередко украшались лепным геометрическим узором.

В эпоху раннего средневековья (IV-V в.в.), в Дагестане складываются основные дошедшие до нас центры керамического производства, Многие из них сохранили реликтовые особенности: как производственного процесса, так и художественного оформления.

Качественный сдвиг в керамическом производстве был связан с приходом арабов в Дагестан в VII в. и вовлечением населения в торгово-экономические отношения. Дагестанцы стали изготавливать посуду, приспосабливаясь к нуждам и вкусам различных народов, являющихся покупателями их произведений.

В далеком прошлом изготовление глиняной посуды было домашним ремеслом и лишь с появлением гончарного круга у лезгин, на юге Дагестана, в эпоху раннего средневековья, а у горцев центрального Дагестана где-то на рубеже X-XI веков, оно получает широкое развитие и постепенно из домашнего ремесла превращается в товарное производство.

Неполивная керамика более раннего происхождения. Ее основные центры: Балхар (лакцы), Джули (табасаранцы), Кахуль (лезгины) и Эндери (кумыки).

Наиболее древним и примитивным способом на всем Кавказе (без гончарного круга и с обжигом на костре) изготовлялась глиняная посуда в с. Кахуль. Гончарным производством здесь занимались женщины. В глину они добавляли толченый камень и волос, что придавало посуде особую прочность. Изделия этого аула украшались тонким процарапанным узором, напоминающим наскальные изображения. В 50-е гг. ХХ в. население высокогорного Кахуля было переселено на низменность, и гончарный промысел, протянувший в ХХ в. ниточку из эпохи неолита, прервался.

Дагестанская керамика подразделяется на 2 вида: поливную и неполивную.

 

Основными центрами художественной керамики в Дагестане с давних пор являлись лакский аул Балхар, даргинский аул Сулевкент и лезгинский аул Испик. Во всех аулах гончарное дело издавна является основным занятием жителей, определяющим развитие их экономики. Наиболее близки как по форме изделий, так и по характеру и приемам украшений гончарные изделия аулов Балхар и Сулевкент.

В ауле Балхар с незапамятных времен выделывается своеобразная расписная керамика без поливы. Производством керамики в Балхаре занимались исключительно женщины. Мужчины сбывали готовую продукцию в отдаленных районах, благодаря чему балхарцы снабжали гончарными изделиями все наиболее глухие и отдаленные уголки Нагорного Дагестана.

Балхарки вырабатывали главным образом всевозможные кувшины местных национальных форм, тарелки, кружки и глубокие чаши, украшаемые ангобной росписью, которая является наиболее характерной особенностью балхарской керамики. В самых ранних образцах балхарской керамики, сохранившихся до нас от эпохи средневековья, еще очень большую роль в декоративном убранстве изделий скульптурно-лепные приемы и детали украшения, перешедшие в гончарные изделия из лепной керамики, изготовлявшейся до появления гончарного круга. Роспись на ранних изделиях Балхара выполнялась темно-красным ангобом и имела очень простые формы: круги, точки, зигзаги, завитки, штрихи и тому подобные фигуры. Постепенно усложняясь, роспись превращалась в богатое декоративное убранство. Узоры обычно заполняют верхнюю часть сосудов, располагаясь чаще всего в виде ожерелья вокруг передней части горла. Роспись наносится кистью при вращении сосуда на ручном гончарном станке, отчего линии в узорах становятся особенно плавными, округлыми и составляют основу росписи. Орнамент балхарской росписи состоит из всевозможных криволинейных фигур, линий, завитков, точек, штрихов.

Самобытным, сохранившим традиции древнего мастерства, является гончарное производство в ауле Балхар. Здесь уже в начале нашей эры существовал гончарный промысел. Балхарская керамика была распространена по всему Дагестану, даже там, где существовало свое гончарное производство. Изделия балхарок высоко ценили за качества: тонкостенность и достататочную прочность, разнообразие форм, выработанных в соответствии с функциональным процессом, в котором эти изделия будут участвовать и прекрасные декоративные свойства, отвечающие эстетическим понятиям горцев.

Тонкостенными, а, значит, легкими изделиями было удобно пользоваться в быту, что особенно важно для водоносных сосудов, которые в Балхаре достигали наибольшего объема (13-15 л). Ассортимент балхарской керамики большой – это разнообразные сосуды: широкие, устойчивые, с высокой узкой горловиной водоносные сосуды, кувшины для умывания, для зерна, для воды, тарелки, миски. Черепок керамики отличается массой оттенков: от розового до матово-черного. Характерной чертой также является сочетание цвета черепка с кружевной вязью белой росписи. Роспись изделий Балхара – явление самобытное и оригинальное. Это одно из их главных достоинств.

История Балхара затерялась высоко в горах – когда-то они жили совсем в другом месте. Земли, на которых поселились, находились ниже, климат оказался суровей, и единственным промыслом для переселенцев стала керамика.

В настоящее время, лакское село Балхар, единственный «живой» керамический центр Дагестана. Здесь вы обязательно услышите легенду об очень бедном человеке по имени Калкуччи. Сидя как-то на берегу местного озера и грустно размышляя о том, как жить дальше, он обратил внимание на ребятишек, которые что-то лепили из береговой глины. Калкуччи решил сам слепить что-нибудь, и из-под его рук вышел прекрасный кувшин, это и стало началом знаменитого балхарского промысла. Освоив гончарное искусство, Калкучи обучил ему односельчан, но почему-то именно у женщин получались самые красивые и изящные сосуды. Так, согласно легенде, и началось в Балхаре женское производство знаменитое керамики.

В орнаментах балхарской керамики встречаются элементы, характерные для керамики, начиная с III тыс. до н.э.: спирали и концентрические окружности, круг и ромб с перекрестием, символы плодородия, древо жизни и т.п. И хотя многие элементы утратили древнее смысловое значение, они по-прежнему широко распространены в росписи балхарской керамики. Каждая мастерица, воспитанная на традиционных образцах, творила в рамках традиции, почти в неприкосновенности сохраняя орнамент, каноны ее распределения и древние формы сосудов, отточенные многими поколениями.

В горах Дагестана за водой к роднику всегда идет женщина. В большинстве сел у нее на плече железный кувшин. В древнем селе Балхар сегодня тоже так, но в старые времена кувшин был глиняный.

Глиняные кувшины и вообще посуда из глины – это главная достопримечательность и национальная гордость аула Балхар и его жителей. В древности об этом селе Дагестана знал едва ли не весь Кавказ. Их слава гремела на весь мир. Уникальную по своим качествам глину (15 видов) добывали тут же, в сотнях метров от аула. Особенностью балхарской керамики является не только местная глина, но и способ изготовления сосудов методом наращивания глиняными жгутами. После нанесения цветной глиной самобытного балхарского рисунка, изделие подсушивают, а затем отправляют на обжиг в старую печь, которую топят исключительно местным кизяком и хворостом. В основном делается посуда мелкой и средней формы. Но есть и шедевры гончарного искусства высотой почти человеческий рост. А еще балхарцы делают глиняные игрушки, как в старину.

В табасаранском с. Джули тоже издавна производили различную хозяйственную посуду: маслобойки, водоносные сосуды, кувшины-водолеи, для хранения зерна, масла, заквашивания овощей и фруктов, миски, чашки и т.п. Джулинская керамика похожа на балхарскую, но имеет более классические формы, напоминает античные амфоры, и более простой, но элегантный декор (волнистые линии, концентр круги, S-образные элементы). Орнамент в джулинских изделиях наносят на центральную часть сосуда кусочком войлока. В Табасаране много лесов, поэтому, обжиг производится дровами, в результате чего она имеет ровный розовый черепок. Гончарством здесь всегда занимались мужчины, женщины лишь изредка помогали наносить узор. Сейчас гончарное производство в Джули на грани исчезновения.

Во всех керамических изделиях орнамент всегда играл чрезвычайно важную роль. Безусловно, есть сходство и различие в орнаментальных традициях мастеров из различных поселков, но очень часто на изделиях присутствие древних символов, солярных знаков.

Основным центром поливной керамики Дагестана считается Дербент и примыкающие к нему несколько лезгинских сел. Традиции изготовления расписной керамики у лезгин также уходят в глубокую древность. Уже в XII-XIV в.в. в лезгинском с. Кала существовало развитое керамическое производство бирюзовой расписной керамики. Образцы калинской бирюзовой керамики сохранились на месте разрушенного с. Цудахар, в развалинах средневековой крепости Аркас и на месте древней крепости Капчугай, разрушенной еще в XIV в. Тамерланом.

В это время прекратилось производство бирюзовой керамики в связи с разрушением Калы во время татаро-монгольского завоевания. С XV в. традиции поливного керамического промысла были продолжены, а наибольшего расцвета оно достигло в XVIII в., распространяясь на селения Испик, Мюгюч и Еникет. Здесь изготавливали оригинальные высокохудожественные тарелки, кувшины, миски, блюда и другие предметы поливной подглазурной керамики, украшенные росписью и налепными, или штампованными узорами. В декоре часто встречались стилизованные изображения коней, птиц, солярные знаки, растительные элементы, реже антропоморфные фигуры. Гончарным делом в Южном Дагестане занимались мужчины, женщины же иногда принимали участие в росписи сосудов.

Использование ножного гончарного круга – одно из главных отличий лезгинской керамики от балхарской. После сушки изделия полировались гладким камнем, а затем обжигались в купольной печи из сырцового кирпича. Для поливы на сильном огне пережигали свинец. Его разводили водой и яичным белком и употребляли для покрытия мелкой посуды. Для крупных сосудов добавляли нефть. Сосуды украшались солярными знаками и геометрическим орнаментом. В эпоху позднего средневековья в декоре испикской керамики стали использовать свинцовую глазурь добавляя окиси меди, марганца, железа и хрома. Сейчас этого промысла не существует, а изделия можно увидеть только в музеях.

Гончарное производство даргинского селения Сулевкент своими корнями также уходит в далекое прошлое. В Сулевкенте, помимо расписной неполивной керамики, близкой по формам изделий и основным приемам их украшения к керамике аула Балхара, уже в XIX веке вырабатывалась поливная керамика с рельефно-лепными и прочерченными украшениями. Производством расписной неполивной керамики занималось все мужское население аула. Скульптурно-лепную поливную керамику изготовляли только наиболее состоятельные гончары, имевшие возможность покупать необходимые для полива материалы, но главным образом производством поливной керамики сулевкентцы занимались на отхожих промыслах в районах Северного Кавказа. Под влиянием традиций керамики народов Северного Кавказа у сулевкентцев в XIX веке сложился особый тип поливной керамики - широкогорлых, совершенно отличных форм сосудов с рельефно-лепными и процарапанными украшениями, называемый "чечен". Эта керамика широко бытовала у большинства народов Северного Кавказа.

В с. Сулевкент гончарным делом занимались мужчины. С конца XIX в. сулевкентцы нередко уходили в отход, открывали мастерские в разных городах Северного Кавказа, где под влиянием местных традиций начали использовать прозрачную свинцовую поливу. Для сулевкентской керамики характерен терракотовый цвет черепка и рельефно-лепной декор с процарапанными и штампованными отдельными деталями. Остается до сих пор невыясненным происхождение распространенных в республике керамических блюд с изумительной красоты поливой и рельефным декором – т.н. индирских или испикских. Это единственный вид дагестанской керамики, предназначавшейся исключительно для украшения сакли и имеющей охранную функцию. В середине ХХ в. сулевкентцев переселили и промысел заглох.

Когда спрашивают балхарских мастериц, не устают ли они от однообразия такой работы, они очень удивляются и отвечат: «Разве можно устать, когда что-то создаешь своими руками. Под каждый этап работы мы поем особую песню. А узор на изделии будет таким, какой напев возникнет в данный момент. Песня о воде откликнется волнообразным узором, а песня о горах отзовется углами и квадратами. Есть узоры солнца, пения птиц, шороха опадающих листьев и рокот горной реки. Послушайте…».

И чудо свершается, в маленьком кувшинчике, приложенном к уху, словно в раковине явственно слышен напев тоненькой струйки холодного горного родника…

Очень хочется верить, что скоро тропа в этот чудесный край будет «протоптана» многими туристами.

ОБРАЗЦЫ СОВРЕМЕННОЙ ДАГЕСТАНСКОЙ КЕРАМИКИ